Меню
16+

«Петербургский рубеж». Информационно-аналитическая газета

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 18 от 14.05.2020 г.

ОТ ЧЁРНОЙ РЕЧКИ ДО ИРЛАНДИИ

Автор: Пётр КУРГАНСКИЙ

КАК ОБЪЯТЬ НЕОБЪЯТНОЕ, РАССКАЗЫВАЕТ НАШ ЗЕМЛЯК

Сертоловчане – народ творческий и увлечённый. Радостно за соседа, когда он добивается успеха в любимом деле. Некоторые, начав на родной земле, пробуют свои силы за границей. Алексей Фирсов как раз из таких. Игра в музыкальных группах, туры по всему миру, съёмки в популярных сериалах «Викинги», «Игра престолов»… Впрочем, слово герою этой публикации.

– Алексей, расскажите о себе. Где родились, где учились…

– Родился я в Германии в семье военного в городе Магдебурге. Где­ — то в 1985 году мы вернулись в СССР и поселились в военном городке – на Чёрной Речке. Здесь я учился и жил всю свою сознательную жизнь.

– Когда пришло увлечение музыкой?

– Когда я учился в 5 или 6 классе кто — ­то из моих школьных друзей дал мне послушать несколько кассет метал и панк — ­групп. Энергия этой музыки и её протестный дух увлекли меня. Потом мы с друзьями начали посещать концерты, слушая наш питерский андеграунд, по большей части панк­ — рок. Покупали кассеты различных панк­ — групп, футболки в рок ­магазинах Питера. Ну и в конце 90­ — х мы с друзьями всё с той же родной Чёрной Речки решили создать свою группу.

– В прошлом Вы – фронтмен группы «Коматоз», у Вас несколько альбомов.

– О, это лучшее время моей жизни... Но то ли ещё будет. Мы начали играть в 2000 году. Играли поначалу, скажу откровенно, так себе, но в нас кипел дух протеста, энергии было хоть отбавляй, и всё это мы выплёскивали в нашу музыку и тексты. Со временем состав группы менялся, и в году, наверное, 2006 из моей деревни Чёрная Речка в составе группы остался только я, продолжая протестовать против того, что происходит в этом мире, и играя злую энергичную музыку.

С 2005 года наша группа стала регулярно выезжать в Европу с турами, играя в год по 50 концертов. Денег мы с этого не имели, но нам и не надо было. С одной стороны, нас били и резали, с другой стороны. мы объездили почти все страны Европы, имели и имеем друзей по всему миру. В этот период я работал на двух работах, учился в университете и играл в двух группах. Вся моя жизнь была подстроена под то, чтобы группа ездила в туры, и все мои деньги уходили на это и на записи. Кстати, у нас порядка 10 релизов: кассеты, диски, винилы. Мы записали 4 альбома и несколько сплит­релизов с различными европейскими бандами. Кому интересно, ищите нас в социальных сетях Bandcamp, Facebook, YouTube, VK, Spotify. Ну, а кому интересны физические носители, можете найти их на сайте https://www.discogs.com/.

– Как вышло, что Вы уехали из России. Почему выбрали именно Ирландию?

– Тур за туром открывал для меня мир с новой стороны, и 2013 году я решил уехать. Почему Ирландия? Всё просто. У меня очень плохо с языками, но по­английски я мог сказать пару предложений, жизнь в турах заставила выучить. Поэтому Ирландия.

Ностальгия меня навещает. Это, по большей части, тоска по друзьям и родным. Хорошо, что в наше время есть соцсети и возможность связаться по видео­звонку. Поначалу было тяжело. Я сразу же пошёл на курсы изучения языка и просил педагогов давать мне хоть какие­ — то задания. Без языка тяжело устроится на любую работу. Мне всегда отказывали, не брали даже мыть полы или помогать на кухне ресторана (большая конкуренция – 30 человек на место, а наш акцент плохого парня из фильмов Голливуда не способствовал успеху, не брали даже официантом). Первые полгода я жил у друзей и вёл суперэкономную жизнь.

– Как получилось, что стали сниматься в кино?

– Один из моих приятелей из музыкальной среды в один из прекрасных вечеров рассказал, что он снимается в кино о викингах. Я ему не поверил и начал задавать кучу глупых вопросов на ломаном английском с классным русским акцентом. В итоге он сказал: в мае будет кастинг – приходи, тебя возьмут, только отрасти бороду. Он как в воду глядел. Меня взяли.

– Что было самым сложным во время съёмок?

– Во — ­первых, это большой проект с огромными финансовыми вложениями, съёмки были масштабными. Собственно, первый сезон я ходил с открытым ртом и крутил головой по сторонам. Команды режиссёра я плохо понимал, он говорил их быстро, а мой английский был слаб. Режиссёру я кивал, а через секунду поворачивался к любому человеку, кто был рядом, и спрашивал: «Не могли бы вы мне помочь... Что он только что сказал?». Ирландцы очень добродушные люди и всегда рады помочь. Они разъясняли мне всё, что он произносил.

– Были ли какие­то, интересные, незабываемые моменты?

– Много. Хотелось бы сказать, что киносъёмки – это нелёгкий труд. Допустим в «Игре престолов» наши съёмки начинались в 2 ночи и заканчивались в 19 вечера. В 9 – ты в отеле, а в 2 ночи – опять на студии. И это не ночные съёмки. Ночные стартовали в 19 и продолжались до 6 утра.

В первые месяцы на площадке, как я уже говорил, мой английский был не очень. Была сцена, где Рогнар с крестом в руках после какой — ­то битвы стоит посреди лагеря, в котором куча раненых, стоны, вопли… Он озирает лагерь взглядом, камера кружит вокруг него. Режиссёр сказал, что в определённый момент, когда он махнёт мне рукой, я должен пройти за Рогнаром. Я сказал «ок», но, когда прозвучала команда «Мотор!» и весь лагерь зашевелился, 5 камер с разных ракурсов начали снимать. Режиссёр даёт мне знак, я иду... Но не за Рогнаром, а перед ним! Между камерой и Рогнаром. В итоге всё рушится, останавливается. Режиссёр сказал, что на сегодня я свободен, и меня убрали из данной сцены.

С какими звёздами проектов довелось общаться? Какое впечатление о них сложилось?

– В разных проектах разные правила. В «Викингах», например, где я провёл 4 года, мы изо дня в день приходили на площадку и снимались весь день. Актёры, как и ребята из массовки, проводили все дни на съёмках, и обстановка была семейная: мы общались друг с другом без каких­либо понтов, рассказывая в понедельник утром, как проводили выходные, куда ходили. Вполне по­ — дружески проходило общение на обеде или во время перерывов. Ну и, конечно, все понимали, что лучше не отвлекать актёра, когда он повторяет текст.

В «Игре престолов» другие правила. Все актёры находились отдельно от массовки и от кого угодно: вокруг них ходили несколько специально обученных людей, отгоняющих всех, кроме режиссёров. Но в последнем сезоне Игры по мне настраивали камеры под Тормунда. Мы одного роста, и, когда у меня длинная борода, я слегка похож на него. То есть по мне в сцене настраивали свет и камеры, а я имитировал его движения и делал вид, что что­то говорю. Кристофер спал. Когда он приходил в кадр, то я шёл спать. Так и проходило полдня. Когда мы высыпались, начинали болтать, пока сменяли позиции камер. Кристофер весельчак, он играет в Норвежском театре. Узнав, что я из России, он прочитал мне монолог на русском на пару минут, звучало это без особого акцента. Я был удивлён и даже спросил, знает ли он русский язык? На что он ответил, что в театре играл русского священника и просто заучил все эти слова. Также он поведал мне, что любит школу Станиславского и даже подумывал поступить в театральный в Москве. Но не сложилось. В целом очень позитивный и весёлый человек. Недавно он и его семья переболели коронавирусом, и я рад, что с ним всё хорошо.

– В каком фильме было интересней сниматься?

– Творчество – это всегда классно, не так важно фильм это, музыка или любые другие ипостаси. Оно приносит человеку счастье. Мне нравились все съёмки и музыкальные проекты, в которых я принимал участие, нравилось работать комментатором на ТВ. Наслаждайтесь жизнью!

– Видны ли Вы в кадре? Учитывая динамичность тех же «Викингов» и «Игры престолов», нужно присматриваться?

– Найти меня в «Игре престолов» точно очень тяжело. Большая скорость смены действий, особенно битв, и задний план всегда размыт. В «Викингах» – полно сцен со мной на заднем плане. Когда смотрю фильм, вспоминаю, как мы это снимали и где я стоял в тех или иных сценах. Друзья периодически находят меня в сценах и присылают скриншоты. В американо­ирландском сериале «Клондайк» меня можно найти в одной сцене, где я играю ковбоя.

Общаетесь ли с коллегами по «Коматозу»? Есть ли какие­то планы, задумки о совместной работе? Или музыка окончательно в прошлом?

– В Ирландии у меня тоже есть группа, называется «Pozoga». С «Коматозом» мы иногда играем, когда я приезжаю в Питер на каникулы. Ребята из старого состава любят вспомнить былое и организовывают концерты, на которых мы исполняем наши песни. Кто знает, быть может, «Коматоз» когда­нибудь и вернётся.

Сколько в общем снимались? Были ли довольны доходом? Чем занимались помимо актёрской деятельности?

– Я снимался 4 года в разных фильмах, доход небольшой, 100­ — 150 евро в день, работа в среднем 3 дня в неделю. Много свободного времени, поэтому можно совмещать с другими делами. Пособие по безработице здесь 200 евро в неделю, то есть зарплата в кино выходила, как зарплата продавца в магазине.

В последний год съёмок я работал также комментатором НБА на телеканале «Setanta sport». Канал транслировался на всё постсоветское пространство, кроме России. Почти каждую ночь я вёл баскетбол на 20 — ­миллионную аудиторию. Это как минимум.

Потом русский департамент канала переехал в Украину, где платить за работу можно в 100 раз меньше. Мне предлагали переехать, но я отказался. Это было летом, в межсезонье. Я понимал, что «Викинги» закончат съёмки в октябре, а «Игра престолов» – в августе.

И тут начался новый этап моей жизни.

– Каковы Ваши нынешние интересы…

– В данный момент я сижу на карантине, как и весь мир, и работаю из дома. Теперь, когда звоню людям, я представляюсь как маркетинг­эксперт компании «Facebook». Разрабатываю тактики и стратегии развития бизнеса с помощью рекламы в Facebook и Instagram. По вечерам, до начала пандемии, я тренировал футбольную команду «Bohemians Dublin U15» – надо же как­то пользоваться своим образованием и нести что­то вечное и светлое в жизнь людей (за эту работу мне никто не платит). Также по вечерам репетирую со своей бандой «Pozoga». И собираю статистику с футбольных матчей Ирландской футбольной лиги.

– Поделитесь планами на будущее.

– Прежде всего, жить и радоваться каждому новому утру. Я люблю свой бывший военный городок, лес и озёра вокруг него, я всю свою сознательную жизнь провёл на Чёрной Речке. Думаю, большая часть населения микрорайона лично меня знают. На прошлый Новый год я приезжал и был очень рад видеть всех друзей детства. Мы вместе встретили праздник у новогодней ёлки и радовались салюту не меньше детей вокруг.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

345