Меню
16+

«Петербургский рубеж». Информационно-аналитическая газета

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 43  от 03.11.2021 г.

КРЕПКОЕ «ЖЕЛЕЗО» СЕМЬИ ЧЕРНЫХ

Автор: Пётр Курганский

65 ЛЕТ СОВМЕСТНОЙ ЖИЗНИ, 20 ЛЕТ НА БАЙКОНУРЕ, 8 ЛЕТ НА СЕВЕРЕ

23 октября «железную свадьбу» отметили сертоловчане Виталий Азарьевич и Маргарита Марковна Черных. Нашим читателям Виталий Азарьевич знаком по серии публикаций Галины Виноградовой «Нескучная работа – ракеты запускать». По случаю годовщины мы попросили супругов рассказать нашему корреспонденту о семье и секретах счастливого брака.

Виталий Азарьевич и Маргарита Марковна познакомились весной 1956 года в Пензе, куда Виталий в группе офицеров из пяти человек был направлен в командировку. На заводе САМ (счётно-аналитических машин) шло освоение новой вычислительной машины «УРАЛ-I», одна из которых предназначалась для 5-го научно-исследовательского полигона (НИИП-5 МО), ныне широко известного как космодром Байконур. На завод прибыли молодые специалисты из институтов и техникумов со всех концов страны, среди которых было много девушек.

– Одним словом, попали мы в «малинник», – смеётся ВИТАЛИЙ АЗАРЬЕВИЧ. – Недалеко от завода был ДК им. Кирова, куда мы с девчатами ходили в кино. Взаимоотношения были самые простые и добрые.

Один раз мы берём билеты, другой раз – заводские девчата. Рассаживались в зале стихийно. После сеанса расходились каждый по своему адресу. А потом я понял, что меня тянет к одной девушке – Рите Воробьёвой. С ней мне было легко общаться, и я уже стал постоянно её спрашивать, пойдёт ли она в кино. Когда она отвечала «да», я занимал для неё место рядом с моим.

Однажды на мой вопрос она ответила, что не сможет прийти, потому что они с мамой собрались заняться стиркой. Я приуныл, но решил всё-таки сходить на фильм. Занимаю место в зале и вижу – прямо передо мной сидит Рита. Представляете, что со мной было? Внутри всё кипело!

Фильм я, конечно, в тот раз не смотрел – придумывал способ возмездия за обман. Когда сеанс закончился, после выхода из зала я приблизился к Рите, взял за рукав и ляпнул: «Выходи за меня замуж!». Она спросила: «Ты с ума сошёл?». Потрогала мой лоб, нет ли температуры. Но со мной всё было в полном порядке. После этого случая я стал проявлять больше настойчивости, и в конце концов Рита сказала, что её родители согласны со мной встретиться.

МАРГАРИТА МАРКОВНА:

– Я всегда была окружена вниманием со стороны кавалеров. Каждый вечер ходила на танцы. Они проводились в районе, где был велосипедный завод. У него был свой клуб, летняя танцплощадка. Мы танцевали не под какие-то пластинки, а под заводской духовой оркестр. Танцевала я очень хорошо – танго, фокстрот, падекатр, падеспань и другие. Завод выделял деньги на учителя, который обучал молодёжь. Я занималась и балетом, пела в хоре. Жизнь была интересной, насыщенной, и о замужестве не думала.

– Как прошло знакомство с родителями?

ВИТАЛИЙ АЗАРЬЕВИЧ:

– 22 октября 1956 года я пришёл к ним. Хорошо, когда есть сват или сваха, а я один как перст: стесняюсь, заикаюсь. В результате наводящих вопросов вымолвил, что желаю на их дочери жениться. Сегодня бы меня после двух-трёх вопросов выгнали с треском, так как сейчас сватовство начинается с того, что рассказываешь, что имеешь, каков доход, какая квартира, дача.

Тогда же люди были совсем другими. Военная форма и чемодан под кроватью с парой запасного белья на съёмной жилплощади считались вполне достаточным для начала семейной жизни. Да и у будущей жены тоже было по одному платью для рабочих будней и для выхода в театр и на танцы.

Когда первое смущение прошло, я стал здорово себя расхваливать. В конце концов либо они мне поверили, что я такой хороший, либо поняли, что меня из квартиры не вытолкать. Дали мне согласие, и мы договорились, что утром на завтрашний день встречаемся с Ритой у ЗАГСа.

– То есть уже на следующий день, 23 октября, вы поженились?

ВИТАЛИЙ АЗАРЬЕВИЧ:

– Да, и мне опять пришлось хорошо поволноваться. В назначенное время стою на месте. Маргариты нет. Ну, думаю, снова «стирка». Стою и переживаю, что зря вчера так себя хвалил, и вдруг вижу – бежит Маргарита. Подбежала, отдышалась и говорит: «Я стала собираться, а мама меня не отпускает, не разрешает выходить за тебя замуж. Спорили до того, что она упала в обморок. Я её отходила и сказала, что пойду в аптеку за лекарством и пришла сюда».

Мы спустились в полуподвал, где размещалась контора ЗАГСа. За столом сидит женщина средних лет. Взяла наши паспорта, без лишних вопросов поставила в них штампы, показала пальцем, где надо расписаться, выдала свидетельство о браке и пожелала нам счастливой семейной жизни. Так мы стали мужем и женой.

Из ЗАГСа поехали на работу, а после работы я – на квартиру, а она домой, не рискуя пригласить меня, потому что не знала, какой будет реакция матери. Со временем тёща поняла, что пути к отступлению отрезаны, смирилась с нашим браком, и я перешёл к ним.

Всемером жили в одной 20-метровой комнате в коммунальной квартире: молодожёны, родители Маргариты, её брат с детьми. Как говорится, в тесноте, да не в обиде. Родители Маргариты для молодых всегда были образцом для подражания.

В 1957 году родился сын Женя. Осенью того же года у Виталия Азарьевича закончилась командировка, и они погрузили свою вычислительную машину и поехали до станции Тюратам Казахской железной дороги. Приехали на полигон – и сразу в работу. 4 октября 1957 года был запущен первый искусственный спутник земли, и они занимались обработкой информации. Считали кто на логарифмической линейке, кто на счётной машинке. В середине октября прибыла ЭВМ «УРАЛ-I» и началась её наладка. А 27 декабря 1957 года Маргарита с полугодовалым сыном Женей приехала в Казахстан.

– Маргарита Марковна, как Вы решились? Дорога дальняя, ребёнок маленький, условий – никаких.

МАРГАРИТА МАРКОВНА:

– Не знаю, как только меня отпустили родители. Но я приехала. Жили шестеро в одной комнате. Сослуживцу Виталия – Николаю Ушакову – выделили 16-метровую комнату в бараке, и они с женой пригласили нас жить вместе. Их ребёнку было два года. Комната была с печным отоплением, все удобства на улице, кухня на десять хозяек с примусами и керогазами. Так мы жили несколько месяцев. За всё это время между нами не возникло ни ссор, ни конфликтов. До конца их жизни мы поддерживали тёплые отношения и были друг другу как родня.

В апреле 1958 года освободилась казахская мазанка в 2-3 километрах от жилого городка, на хуторе, где проживало около 10 семей молодых офицеров. Света не было. Во дворе стоял колодец, водовозка привозила и заливала туда воду.

Утром супруг уходил на службу, я оставалась с ребёнком. Никакой кухни не было. В Военторг привозили бочку казахского молока. Если я утром не приду и не отстою очередь за ним, нечем будет кормить ребёнка.

В этой жаркой степной местности водилось множество опасных созданий. Скорпионы, фаланги и тому подобные. Спасаясь от дневного пекла, они заползали в жильё и прятались по углам. По вечерам один из офицеров обходил мазанки, накалывал опасных насекомых на железный прут, а потом сжигал. Только после обхода можно было ложиться спать. Ночью не выходили из дома – снаружи ядовитые твари и дикие собаки. Где-то поблизости кричат ослы. Наш сын в первую очередь научился имитировать крик осла, и только потом произнёс слова «мама» и «папа».

В июле 1958 года супруги получили комнату в трёхкомнатной квартире со всеми удобствами. В 1959 году устроили сына в детский сад, Маргарита Марковна вышла на работу, Виталий Азарьевич был уже лейтенантом, и материальное положение семьи улучшилось. Работал в отделе подготовки полётных заданий и обработке результатов полёта ракет, спутников, а затем – при запуске первого космического корабля с Юрием Алексеевичем Гагариным.

ВИТАЛИЙ АЗАРЬЕВИЧ:

– Служба шла своим чередом. Запустили на ракете один манекен, затем другой. Стало ясно, что космический корабль может вернуться обратно. Так было решено отправлять в космос человека.

– Вас об этом известили?

– Что вы! Соблюдался режим строгой секретности. Я, например, узнал о том, что произойдёт такое историческое событие, от своего товарища, который работал в фотолаборатории и ходил за Королёвым и Гагариным. 12 апреля открыто выходить и смотреть на запуск было запрещено. Но каждый старался занять удобную точку, где его не заметят.

Когда запускали Юрия Гагарина, Маргарита работала на аппаратуре, которая обрабатывает телеметрию, а я – на обрабатывающей траекторную информацию. Конечно, когда Левитан объявил о первом полёте человека в космос, все радовались. Ведь Гагарин был простым парнем нашего возраста. А вот когда в расчётное время от него не поступило сигнала об успешном приземлении, сильная тревога как будто повисла в воздухе. Командование и главный конструктор ждали известий. Как оказалось, возникло отклонение от заданного района приземления. Но всё прошло благополучно. Каких-то массовых торжеств по этому поводу у нас не было. Даже те, кто непосредственно производил запуск космического корабля, считали, что просто выполнили свою работу.

В 1961 году семья получила однокомнатную квартиру, в 1964 – двухкомнатную, в 1972 – трёхкомнатную. И всё было бы хорошо, если бы не изнуряющая жара.

ВИТАЛИЙ АЗАРЬЕВИЧ:

– Построили вычислительный центр, начиняли его новой техникой. Конечно, она была куда более громоздкой, чем сегодня, когда процессор величиной меньше ладони совершает множество операций в долю секунды. Но по тем временам наша машина давала сначала 100 операций в секунду, следующая – 8000 операций, далее – 20000, 50000 и больше. Ведь сейчас всю информацию с ракеты на земле получают и отслеживают в режиме реального времени. А тогда надо было записать данные на магнитную ленту или на фотоплёнку, потом доставить её из пункта, затерянного где-то среди тайги или степей, в наш вычислительный центр, запустить машину, прокрутить эти ленты, расшифровать полученные данные.

20 лет Виталий Азарьевич прослужил на космодроме. Заочно окончил институт, рос в должности, стал заместителем начальника отдела. В 1975 году назначили на должность начальника отдела и перевели на Север. Там он прослужил 8 лет и ещё два года работал инженером, ожидая квартиру в Днепропетровске, куда они переехали в октябре 1985 года.

– Когда Вы переехали в Сертолово?

ВИТАЛИЙ АЗАРЬЕВИЧ:

– В Днепропетровске мы прожили восемь лет, потом поменялись на квартиру в Сертолово, поближе к детям. Тогда, в 1991 году, на Украине объявили независимость. На дверях, подъездах, на почтовых ящиках стали расклеивать бумаги со словами: «Москали, вы едите наше сало, наш сахар, вы занимаете наши квартиры. Убирайтесь!». Ночью мальчишки бегали под окнами и кричали то же самое. Конечно, я даже не предполагал, что ситуация на Украине дойдёт до такого, что творится там сегодня. Это что-то страшное.

Вот уже 28 лет, с июля 1993 года, мы живём в Сертолово. Вспоминая былые годы, о чём-то грустим, что- то вспоминаем со смехом. За 65 лет совместной жизни довелось пережить немало. И сделать это можно было только вместе, поддерживая друг друга. Я очень благодарен Маргарите за её поддержку и терпение. Ангельским характером я не обладаю, да и дисциплина в молодости хромала. Я всегда говорю: «В люди меня вывели родители, жена и Советская армия». Конечно, с сегодняшним умом многое бы сделал по-другому, но что было, того не вернёшь, а что будет – не знаешь, поэтому жить надо так, чтобы завтра не было стыдно за прожитый день.

– Расскажите о детях, внуках, правнуках.

МАРГАРИТА МАРКОВНА:

– Дочь родилась в 1965 году. Сейчас она с мужем живёт в Подмосковье, у них есть дочь. Сын окончил академию имени Можайского, живёт в посёлке Лехтуси. У сына две дочери, одна из них живёт в США, вторая — в Санкт-Петербурге. У неё дочка, наша правнучка.

– В чём же секрет крепкого семейного союза?

ВИТАЛИЙ АЗАРЬЕВИЧ:

– Не хочу никому давать советы и учить жизни, но свою точку зрения на сегодняшнюю семейную жизнь я выскажу. Как-то очень легкомысленно относятся к семье и браку. Прожили 3-5 лет, родили ребёнка и разбежались: мы, мол, друг друга не любим. А как же ребёнок? Он ведь любит маму и папу. А как родители, которые не успели расплатиться с кредитами, взятыми на свадьбу?

Поэтому, прежде чем создать семью, подумайте десять раз. А прежде, чем разрушить её, подумайте сто раз и старайтесь сохранить. И вообще, семейная жизнь – это не только любовь, а терпение и труд, труд и ещё раз труд без отдыха и выходных. Результаты этого труда увидишь только тогда, когда вырастишь детей, увидишь, что они чего-то добились в жизни, стали хорошими людьми. Тогда наступает время, когда вступает в силу закон: маленькие детки – маленькие бедки, большие дети – большие беды. Это я говорю не понаслышке. У нас сын и дочь, сноха и зять, три внучки и две правнучки. Ни одна их проблема, ни одна болячка не проходит мимо нашего сердца.

Зачастую приходится слышать такое – «не сошлись характерами». А мы вот прожили вместе 65 лет и давно уже перестали сходиться характерами. Два человека, выросшие в разных семьях, с разными порядками, семейными устоями, а порой с различными религиями и национальностями. Как они могут сойтись характерами? Наиболее близкие по характеру люди – это братья и сёстры, родители и дети.

Но вы посмотрите, как они себя ведут, когда делят бабушкины серьги или бусы, дедушкин полушубок… Иногда в книге читаешь или слышишь в разговоре – «мы прожили столько лет душа в душу, не сказали друг другу худого слова». Это литературная приманка, которая в жизни не работает. Другое дело, что, если ты ляпнул плохое слово, так ты подумай над этим, попроси прощения, загладь. Ведь два человека – это разные настроения, разные характеры, разные темпераменты. Иногда из- за одного слова мы раздуваем такой пожар, что небесам становится жарко.

Но при любой сложной ситуации надо не искать виноватых, а заглянуть внутрь себя и постараться ответить, где ты оступился и как можно всё исправить. Неизменно важными вещами в супружеской жизни остаются самокритика, умение идти на компромисс и взаимоуважение.

За неделю до свадьбы

Виталий Азарьевич и Маргарита Марковна – 1957 год

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

32