Меню
16+

«Петербургский рубеж». Информационно-аналитическая газета

10.02.2023 09:48 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 3 от 10.02.2023 г.

Александра Медведева: «ВСЕГДА СЛЕДУЙТЕ ЗА МЕЧТОЙ»

ЦИРК КАК ИСКУССТВО, ХОББИ И ОБРАЗ ЖИЗНИ

Цирк любят все, от мала до велика.

На вопросы корреспондента «Петербургского рубежа» ответила руководитель студии акробатики, цирка и танца «Флик­ап» Александра Медведева.

– Как всё начиналось? Когда была создана цирковая студия?

– О создании цирковой студии я впервые задумалась, когда мне было всего 12 лет. На тот момент я уже увлекалась цирком. До этого я профессионально занималась спортивной гимнастикой, но с ней не сложилось: я часто неудачно падала, в местном травматологическом пункте меня уже хорошо знали. Однажды, выполняя двойной бланш, я сломала обе ноги. А в 16 лет получила перелом позвоночника и месяц провела в больнице. Врачи сообщили, что мне можно позволить только лечебную физкультуру.

Тогда я подумала, что работа в цирке мне «не светит» и пошла работать тренером. В 17 лет меня пригласили вести детскую аэробику в подростковом клубе. В течение года в группе собралось 20 человек. Мы задумались о создании цирковой студии. Но, наверное, тогда было ещё рано. Каким­-то неожиданным образом меня пригласили работать… в цирк! Я не могла отказаться и на свой страх и риск приняла это предложение. Так началась моя гастрольная деятельность.

Через какое-­то время я стала уставать от кочевой жизни и поняла, что хочу чего­-то другого, к тому же старые травмы давали о себе знать. Гастрольная жизнь окончилась, в 2005 году я переехала в Сертолово.

Мечту о создании цирковой студии не бросала. В 2008 году начала свою деятельность – сначала в посёлке Песочный, затем в Сертолово. В первое время было нелегко. Но, несмотря на трудности, направление развивалось, дети приходили на занятия.

– Как говорится, никогда не надо ставить крест на своей мечте.

– Именно так.

– Есть ли какие-­то любимые цирковые жанры?

– В детстве мне очень нравился воздушный полёт, когда артисты летают под куполом цирка на трапеции. Я начала выполнять некоторые элементы этого жанра, но основными были акробатика и эквилибристика. В жонглировании мне нравилась работа с диаболо. Это снаряд в форме двух подобий конусов, соединённых между собой вершинами. Он вращается, бросается и ловится посредством верёвки, привязанной к двум палкам, которые играющий держит в обеих руках. Но у нас данный вид тогда не был развит, он пришёл из китайского цирка. В 1995 году в Германии я приобрела этот элемент и стала изучать жанр более подробно.

– Как Вам кажется, чем цирк нынешний отличается от цирка нашего детства? И отличается ли?

– Да, отличается. Трудно сказать – в лучшую или худшую сторону, но изменения определённо есть. Иногда от этого грустно, но ведь это неизбежно. Наш мир меняется, в нём нет ничего постоянного.

– Что же меняется конкретно в цирке?

– Наверное, ощущения, восприятие, подача самого цирка.

– Меняется ли зритель? Неужели, у него уходит ощущение чуда?

– В наш век технологий это неудивительно. Ощущение чуда вызывает происходящее на экране, спецэффекты. Как итог – мы стали меньше удивляться. Вот и приходится усложнять трюки, постановки, чтобы хоть как-­то удивить зрителя.

– Тем более, когда в интернете можно узнать секрет практически любого, даже самого сложного трюка…

– Верно. И, если в детстве я с замиранием сердца смотрела выступления Дэвида Копперфильда, сейчас иллюзия как жанр становится всё менее популярной. Иллюзионистов в цирке почти не видно.

– Вернёмся в Сертолово. Сколько будущих звёзд арены занимаются в студии «Флик­ап»? С какого возраста родители их приводят?

– Сегодня в студии занимаются около 80 детей из посёлка Песочный и из Сертолово. Детей можно приводить с 4-­летнего возраста.

– Расскажите подробно, чему их обучаете?

– Дети обучаются акробатике, эквилибристике, жонглированию, воздушной гимнастике. Также мы занимаемся общефизической подготовкой, специальной физической подготовкой и, конечно же, стретчингом. Стретчинг даёт возможность тренировать гибкость.

– Что входит в специальную физическую подготовку?

– Она отличается от общей тем, что не просто укрепляет мышцы, но и включает в себя движения, которые позже пригодятся детям при выполнении акробатических элементов разной степени сложности или в других цирковых жанрах.

– Дети постигают азы мастерства только под Вашим руководством, или у Вас есть помощники?

– Нет, я работаю одна.

– Как удаётся справляться?

– Сама не знаю. Просто делаю дело, которое люблю. Надо поставить новый номер – ставлю. Надо придумать костюм – придумываю. И так далее.

– Как понять, что ребёнок способен заниматься цирковым искусством?

– Главный критерий – желание ребёнка. Когда оно есть, он сможет добиться всего.

– Кто чаще всего является инициатором поступления в студию? Дети или родители?

– В моей практике отношение 50/50. В цирковом искусстве очень много жанров, каждый найдёт чем заняться.

– Существует ли в студии какой­то отбор?

– Нет, я беру всех.

– Как родителям выбирать студию и педагога?

– Вопрос непростой. Направлений и студий много. Кому-­то нравится петь и танцевать, кто-­то любит кувыркаться. Кому-­то нужен строгий педагог, кому-­то — ласковый, как мама. Здесь нужно опираться на характер ребёнка, а кому его знать, как не родителям. Им и выбирать.

– К чему готовиться родителям, отдающим ребёнка в цирковое искусство?

– К тому, что дома ребёнок постоянно будет стоять вниз головой и кверху ногами. Это определённо.

– Какие перспективы у детей? Цирковое искусство может стать профессией или только хобби?

– Оно вполне может стать профессией, если ребёнок этого захочет и будет прилагать старания. Но это не говорит о том, что он обязан стать цирковым артистом. Прежде всего, студия даёт детям общее физическое развитие. А уж кем стать – они решат сами.

– Много ли подающих надежды?

– Да, среди участников студии немало талантов. Это не может не радовать.

– Выражают ли они желание развиваться и дальше, но более серьёзно?

– У детей многое меняется. Сегодня они хотят стать учителями, завтра – цирковыми артистами, полицейскими или юристами. Чёткое понимание будущего появится, когда они станут постарше.

– С другой стороны, если ребёнок, имеющий хороший опыт акробатики и эквилибристики, станет учи­телем физкультуры, это пойдёт только на пользу. Да и ученики будут поражены такому физруку.

– Да. К тому же всесторонне развиваясь, ребёнок получает больше возможностей для реализации себя в будущем.

– Часто ли ездите выступать в другие города?

– Достаточно часто. В Санкт-­Петербурге мы неоднократно выступали в БКЗ «Октябрьский», ездили в Колпино, в Выборг, Кировск, Солнечное. Расскажу о выступлении, которое нам особенно запомнилось. Было это в прошлом году в Летнем саду. Наша участница должна была исполнять номер у фонтана. Ей требовался реквизит, причём довольно тяжёлый. Тележки не было, фонтан располагался на другом конце парка. Мы не придумали ничего лучше, кроме как поставить весь груз на самокат. Конечно же, самокат падал, реквизит приходилось собирать. Охрана и прохожие смотрели на нас с изумлением. К месту действия мы прибыли весело, со смехом и шутками. Само выступление тоже прошло отлично и на волне позитива. Мы посмотрели и на других артистов, выступавших в самых разных жанрах. Это был настоящий праздник.

– Наверное, участвуете во многих конкурсах?

– Участвуем, но это не главная цель. Нам просто нравится выступать.

– Что вдохновляет Вас двигаться дальше?

– Вдохновляют дети и их успехи. Порой я чувствую себя колесом, которое сама же запустила и теперь не могу остановиться.

– Быть может, незачем и останавливаться?

– Действительно. Колесо – всё это бесконечное движение. Как Солнце, Земля, Луна и другие планеты. Как и круглая цирковая арена.

– Ваши советы родителям, которые сомневаются – отдавать ли ребёнка в цирковое искусство?

– Сомневаться нормально. Но, если действительно интересно, непременно стоит хотя бы попробовать.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

18