Меню
16+

«Петербургский рубеж». Информационно-аналитическая газета

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 32 от 19.08.2021 г.

ВОЕННАЯ СУДЬБА АНАТОЛИЯ ХАБАРОВА

Автор: Пётр КУРГАНСКИЙ

ОТ ТЕХНИКА ДО ГЕНЕРАЛЬСКИХ ПОГОН

17 августа 95­-летний юбилей отметил генерал­майор авиации в отставке, ветеран Великой Отечественной войны Анатолий Хабаров. Поздравить его пришёл представитель Совета ветеранов МО Сертолово Борис Самченков.

Анатолий Константинович родился в Астраханской области в посёлке Баскунчак. Рядом было озеро, в котором добывали соль. Отец, Константин Иванович, работал каменщиком. Когда Анатолию было пять лет, семья переехала в Челябинскую область, но потом вернулась обратно. Детство прошло в селе Енотаевка той же Астраханской области. Здесь Анатолий поступил в школу, а в 1941 году, окончив семь классов, поступил в Астраханский речной техникум.

– Всё изменилось, когда началась война, – говорит ветеран. – Мне пришлось уйти из техникума и вернуться домой. У меня родился брат, ему был всего год. Все мужские заботы легли на меня.

В 1942 году Анатолий Константинович поступил работать на рыбозавод. В Волге было несметное множество рыбы. Богатый улов следовало принимать и катером перево­зить на рыбозавод для последующей переработки. Анатолия взяли на катер учеником в машинное отделение.

Война была в самом разгаре. Немцы рвались к Сталинграду. В небе постоянно летали немецкие «Юнкерсы». Своё внимание они сосредотачивали на железнодорожных станциях, старались перекрыть движение через Волгу. Все суда, на которых перевозили бойцов и раненых, подвергались атакам с воздуха. Сколько пароходов было потоплено, сколько людей погибло – не счесть. Баржи с горюче­смазочными материалами для фронта немцы тоже нещадно преследовали и старались уничтожать.

– Однажды, приняв рыбу, мы возвращались к заводу, – вспоминает Анатолий Хабаров. – Катер тащит прицепную баржу, в которой было 72 центнера рыбы – целая гора. Завод уже вблизи, как вдруг нас атакует немецкий «Юнкерс». Звучит команда «Стоп машина!». Я находился в машинном отделении. Не успел заглушить двигатель, как сильнейший толчок свалил меня на пол. Оказалось, катер вошёл носом в берег. «Юнкерс» шёл низко, он дал несколько залпов из крупнокалиберного пулемёта. Катер выстрелы не задели, а барже с рыбой прилично досталось, она практически лишилась кормы.

Помню такой случай. В небе летит «Юнкерс», а его преследует наш истребитель, поливая огнём. «Юнкерс», дымясь, скрывается из виду, но наш лётчик не отстаёт. Какое­то время спустя он возвращается. Пешком! Оказалось, в самолёте кончилось горючее, пришлось экстренно садиться где­то в степи. Мы все его радостно приветствуем, а он идёт к нам – молодой, статный, с широкой открытой улыбкой на лице… Тогда­то у меня в душе родилась мечта – буду лётчиком! Вскоре, согласно телефонограмме, трёх лучших учеников 8­го класса (а к тому времени я уже окончил восемь классов) направляли в 7­ю Сталинградскую спец­школу ВВС. Мама дала мне своё напутствие.

В спецшколе проходили как военную, так и общеобразовательную подготовку. В 1945 году курсантов направили в лётную школу. Обучали по специальной программе. Жить пришлось в землянке, куда набивалось сто человек, в страшной тесноте. Но всё это были мелочи, на которые мы не обращали внимания. Полёты проводились с четырёх часов утра до полудня, затем летать запрещали: начиналась жара и самолёты болтало.

По окончании полётов прямо на аэродром привозили обед, а в 18:00 объявляли отбой. Но о каком сне могла идти речь, когда каждый хотел поделиться с соседями своими впечатлениями! Анатолий Хабаров хорошо учился и был среди первых в группе.

Вскоре школы первоначального обучения стали расформировывать. Анатолий Хабаров попал в 1­е Чкаловское военное авиационное училище лётчиков. Война окончилась. Курсантам приказали пройти медкомиссию, на которой Анатолия забраковали как пилота. Полтора года он учился в школе авиационных механиков, окончил её с отличием в звании старшего сержанта. Затем – семь лет учёбы в Ленинградской Краснознамённой военно­воздушной инженерной академии (сегодня – Военно­космическая академия имени А.Ф. Можайского). Вышел оттуда в звании старшего лейтенанта. Впереди были семнадцать лет на Дальнем Востоке, где прошёл путь от инженера эскадрильи до инженера корпуса, стал полковником. Ему предложили ехать в Ленинград главным инженером авиации 6­й отдельной армии противовоздушной обороны. Постоянное боевое дежурство, служба. Работа была непростая. Шло время, техника совершенствовалась, требования к уровню подготовки инженерно­технического состава тоже росли. Вместо техников стали готовить инженеров с высшим образованием.

– Среднее авиационно­техническое училище Даугавпилса преобразовали в высшее инженерное, – рассказывает Анатолий Константинович. – Я хотел быть генералом и служил там тринадцать лет, с 1975 по 1987 годы. Уволился по возрасту (генералу положено было служить до 55 лет, а мне было уже 60). Ещё некоторое время мы с семьёй прожили в Даугавпилсе, а после выхода Латвии из состава СССР вернулись на ленинградскую землю и с 1991 года живём в Сертолово.

С Ольгой Павловной Анатолий Хабаров познакомился во время учёбы в академии на студенческом балу в 1950 году. В 1952 году родился сын Павел, в 1957 году – дочь Наталья. Жизнь военного состоит из переездов: Дальний Восток, Прибалтика и другие края – семья всегда была надёжной поддержкой для Анатолия Константиновича, а он был ей крепкой опорой.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

120