Меню
16+

«Петербургский рубеж». Информационно-аналитическая газета

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 11 от 25.03.2021 г.

ФРОНТОВАЯ БРИГАДА ВЫПУСКАЛА 300% НОРМЫ

«Петербургский рубеж» неоднократно публиковал на своих страницах воспоминания участников и ветеранов Великой Отечественной войны, проживающих в нашем городе. Совет ветеранов МО Сертолово предоставил нам цикл рассказов тех, кто уже ушёл из жизни. С некоторыми из них наши читатели уже знакомы, но есть и новые имена. В этом номере мы публикуем воспоминания Василия Трифоновича Иванова.

«Родился я 15 марта 1925 года в деревне Фалилеево Кингисеппского района Ленинградской области, где жил до 15 лет. В 1940 году поступил в ремесленное училище связи города Луги. Помню, на выходные 21 и 22 июня 1941 года была намечена военная игра. Воскресным утром после неё мы пошли купаться к реке. Смотрим – лодка, оттуда кричат: «Война!». Мы отправились в военкомат.

Училище перевели в Ленинград, так как Лугу уже начали бомбить. До ближайшей станции шли пешком 30 километров. Пришли рано утром – снова бомбёжка. Рельсы ещё целы. Мы сели на грузовой поезд и поехали в Ленинград. Там нам дали документы об окончании училища, хотя мы успели проучиться лишь полгода. Затем мы отправились в Кингисепп, а там уже были немцы. Довезли до деревни Ополье, направили в Котлы, где был взвод связи. Через 2 дня после нашего прибытия к месту назначения – снова авиационный налёт. На помещение, где мы жили, упала бомба. Пробив кровлю, попала в угол. Мы выскочили, но она не взорвалась. После этого мы ушли жить в лес. Мастер собрал нас и последним поездом отправил в Ленинград, в трудовые резервы.

Оттуда нас направили в линейно­технический узел связи города Терийоки (сегодня это Зеленогорск). Неделю мы были там, затем поехали восстанавливать разрушенную бомбёжками связь. Выполнив задачу, отправились под Кирилловское рыть противотанковые рвы. Через 2 месяца вернулись в Зеленогорск, когда 3­й день шло отступление. Через 2 дня стали бомбить и Зеленогорск. Меня и товарища оставили на случай, если немцы ворвутся в город. Дали два ведра бензина, чтобы мы подожгли все помещения и оборудование и отходили к своим. Наши двинулись на Сестрорецк. А мы ждём – начинается обстрел. Идут вражеские машины. Мы всё подожгли и скрытно отошли в лес. Догнав своих, дальше шли уже с ними.

Мы с товарищем поехали в Ленинград к сестре. Ездили на поля собирать картошку, морковь. Уже была введена карточная система. Как­то раз на рынке я встретил ребят, с которыми учился. Пошли в 59­е ремесленное училище связи, весь октябрь возводили баррикады, ставили заграждения, несли дежурства на крышах. Однажды из нас сформировали взвод, мы ходили в цент­ральные авторемонтные мастерские. Я работал там с 1 ноября 1941 года по март 1942 года. В июне стало совсем плохо. Еды нет, мы пухли, товарищи начали умирать. В конце марта нас эвакуировали Ладожским озером на Кавказ, в город Черкесск. Добирались месяц. Люди продолжали умирать и в дороге. В живых нас осталось 15 человек. В мае отправили в Куйбышев на станцию Безымянка, где располагался военный мотостроительный завод №24 им. Фрунзе. Производство было под открытым небом. Во время Сталинградской битвы из нас сформировали фронтовую бригаду. 10 дней подряд наш завод работал только на Сталинград. В цеху был радиоприёмник. Работоспособность возросла многократно. Трудились ударно, выполняя 300% нормы, по принципу «всё для фронта, всё для победы».

В 1946 году наградили за доблестный труд. В этом же году получил письмо, что мать погибла в лагере. Я пошёл в Ульяновское танковое училище».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

8