Меню
16+

«Петербургский рубеж». Информационно-аналитическая газета

21.02.2020 15:04 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 6  от 20.02.2020 г.

АРАБСКАЯ ВЯЗЬ СОВЕТСКОГО ОФИЦЕРА

Автор: Анна СЕРДЮК

РАССКАЗ СЕРТОЛОВЧАНИНА О САМОМ ДОРОГОМ ПОДАРКЕ НА ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

Каждый рассказ о жизни участников афганской вой­ны – это история обычного человека, волею судьбы попавшего в острые жизненные обстоятельства.

Мы хотим познакомить вас с Николаем Константиновичем Ковалем, участником торжественно-­траурного митинга, прошедшего 14 февраля в Сертолово.

Воин-­интернационалист родом с украинского города Кременчуг. Старшие классы школы окончил уже в Риге, там же поступил в военное авиационное инженерное училище. В 1967 году продолжил обучение в училище в Перми, и в 1969 году получил специальность техника -электрика по приборно-­кислородному оборудованию. Молодого выпускника направили служить в Ленинградский военный округ, на аэродром под городом Гдов, где он трудился техником. В 1976 году его направили советником по авиационному оборудованию в Сирию.

ВОСТОК – ДЕЛО ТОНКОЕ

Наш собеседник рассказывает об этом периоде своей службы, как про интересное путешествие. Тогда в Сирии не было активных боевых действий, обстановка была более-­менее спокойной. А отношение к русским было доброжелательнее, чем в той же Риге. Советские военные занимались учебными вылетами, ремонтировали самолёты и вертолёты. Коваль жил в сирийской столице – городе Дамаск. Восточный колорит так впечатлил Николая, что он сам выучил арабский язык. Причём овладел им на таком уровне, что в дальнейшем разговаривал без переводчика. Арабы принимали его за местного, потому что он говорил именно на дамасском диалекте. Доходило до смешного: Николаю приходилось показывать удостоверение, так как не верили, что он русский.

Жена и дочь Коваля когда приезжали к нему в Сирию, вместе ходили смотреть фильмы на арабском языке.

Но были и опасные случаи – иногда происходили теракты. Николай вспоминает, как однажды он ехал на машине из штаба и вёз фильмы, которые потом крутили на проекторе. Неожиданно увидел какой­то свёрток на дороге. Будучи предупреждённым, что любых непонятных предметов и пакетов надо остерегаться, он объехал его. Движущийся позади «Мерседес» наехал на пакет и взорвался.

– Вот такое кино, – говорит Николай Константинович.

Два года службы пролетели быстро. В 1978 году Коваля направляют на военный аэродром в город Смуравьёво работать инженером по авиационному оборудованию. Позже по состоянию здоровья наш герой ушёл из авиации в тыл и был направлен в Касимово на должность командира отдельной роты аэродромно — ­технического обеспечения (ОРАТО).

В 1982 году Коваля отправляют в Венгрию в город Тёкёль. Там очень нравилось Николаю, но служить пришлось, увы, недолго. Пришёл приказ, и в марте 1983 года его направляют в горячую точку – республику Афганистан.

ТРИ «К» НИКОЛАЯ КОВАЛЯ

Первой точкой прибытия стал город Кундуз. Там Николай работал командиром ОРАТО вертолётной эскадрильи. Он занимался обеспечением боевых вылетов вертолётов Ми-­8 и Ми­-24, а также военных перевозок транспортных самолётов. Не оставляли без внимания и хозяйственную деятельность -­ строили жильё для личного состава. Война войной, а жить хотелось в хороших бытовых условиях. Когда Ковалю надо было вылетать на следующее место службы – город Кабул, к нему подошёл попрощаться командир батальона афганской армии Ахмед. Советские военные хоть и общались с местными, но всегда держались с ними настороже. Интуитивно почуяв опасность, Николай сел в Ан­-12 и поторопил экипаж со взлётом. Едва борт поднялся в воздух и стал набирать высоту, как начался обстрел ракетами. И в этот раз Бог миловал – всё обошлось.

В Кабуле, столице Афганистана, была своя специфика у аэродрома. Там располагались штабы с советским начальством. Приходило много груза и снаряжения, требовалось всё делать быстро и чётко. Это была большая ответственность, надо было обеспечить сохранность и разгрузку. Коваль, заместитель командира отдельного батальона аэродромно­технического обеспечения (ОБАТО), справлялся со своими обязанностями успешно. В 1985 году его направляют в самую «мясорубку», бывшую столицу Афганистана – город Кандагар. Там Николай в должности командира ОБАТО обеспечивал несколько полков топливом, боеприпасами, кислородом. Со складов привозили груз машинами на аэродром и загружали авиационную технику. Главной задачей было доставить всё своевременно и обеспечить боевой вылет всеми видами авиационного снаряжения и довольствия.

– Спали по пять — ­шесть часов в сутки. Летали очень часто, каждый день, а ночью дежурили. Специальные дежурные экипажи охраняли самолёты и вертолёты авиационного гарнизона. Борта ставили в линейку на некотором расстоянии, чтобы при обстреле они не загорались друг от друга, – вспоминает о службе Николай Константинович.

В Кандагаре было намного тяжелее. Город был сосредоточением «духов». Постоянным явлением были нападения и обстрелы, в основном ракетами. Бывало, бомбили взлётно­посадочную полосу. Тогда её быстро ремонтировали, чтобы предотвратить задержки груза.

Опасность была повсюду. Афганцы травили воду и продукты, из­-за грязной воды почти все переболели желтухой. Спасались мытьём и кипячением. Николай по совету жены привёз из Союза чайный гриб, пил его с однополчанами и, к счастью, не болел.

Старались постоянно улучшать бытовые условия. Построили электростанцию, имели свои скважины и канализации, делали бани. Культурная жизнь тоже имела место на войне. С концертами в Кандагар приезжал Лев Лещенко. В Кундузе выступала Людмила Зыкина, которую вместе с ансамблем Николай Коваль встречал и сопровождал.

В 1984 году наш герой возвращался из отпуска в Кундуз. Ввиду нелётной погоды борта отменили. Николай решил поехать на БТРе. Когда он двигался по мосту через Амударью, навстречу бронетранспортёру выскочила машина, тент на ней откинулся, под ним показалась пушка, и начался сильный обстрел. Под него попал и Николай.

В этот день, 1 июня, у него был день рождения, и подарком стала сохранённая жизнь.

МИРНОЕ НЕБО НАД ГОЛОВОЙ

В Афганистане Николаю долго не было замены. И наконец, 25 декабря 1985 года он покинул место боевых действий и прибыл в Лодейное поле командиром ОБАТО.

– На войне некогда было бояться. Главной целью было выполнить поставленную задачу. Страх появился позже, когда вернулся в Союз. Первые полгода опасался, что вертолёты собьют «Стингеры», было непривычно летать в мирном небе, – вспоминает Николай Константинович.

В 1987 году Коваля перевели начальником инженерно­-аэродромной службы корпуса авиации противовоздушной обороны. В 1993 году Николай Константинович вышел в запас с формулировкой «по выслуге лет и по возрасту» в звании майора. В России в 90-­е годы было немногим легче, чем на войне. После армии офицер устроился в фирму начальником охраны складов, где проработал 23 года.

Семья Николая Коваля проживала в Агалатово, затем переехали в Сертолово. Жена Антонина работала медсестрой в санчасти в Левашово, сейчас на пенсии. Дети и внуки радуют своими профессиональными успехами.

На вопрос корреспондента наш интервьюер отвечает, что жизнь была трудной, но интересной. И если вернуть те года, он повторил бы свой путь. Как военный человек, он считает, что неоднозначная афганская война была нужна для боевого опыта и для защиты государственных границ. Выученный много лет назад арабский язык забывается, потому что не с кем поговорить на нём. Когда недавно начались боевые действия в Сирии, то первым порывом Николая Константиновича было снова поехать туда, где всё начиналось…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

11