Меню
16+

«Петербургский рубеж». Информационно-аналитическая газета

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 51 от 30.12.2020 г.

КАК НОВЫЙ ГОД В ВОЙНУ ВСТРЕЧАЛИ

Автор: Ольга БЕРЕСНЕВА

ОТРЫВКИ ИЗ РАССКАЗОВ МАЛОЛЕТНИХ УЗНИКОВ КОНЦЛАГЕРЕЙ

Все те, кто во время Великой Отечественной войны прошёл плен и жил в неволе, бывшие малолетние узники концлагерей, сегодня уже очень немолоды, но радуются жизни. Члены Совета ветеранов не оставляют их без внимания, навещают и поздравляют с праздниками и юбилеями, приглашают на экскурсии, районные мероприятия, патриотические акции. Новый год для каждого из них, прежде всего, семейный, самый любимый праздник, которого они были лишены в детстве. Поэтому сейчас они радуются ему, как дети, и с нетерпением ждут его прихода. В канун Нового года ветераны поделились с нами своими воспоминаниями, за что мы им очень признательны.

Прасковья Степановна КУБРИКОВА:

– Во время войны мы жили в Брянске. Когда город захватили фашисты, начались аресты. В первую очередь забирали и расстреливали коммунистов и комсомольцев, а остальных жителей сгоняли в лагерь. Я была ещё совсем маленькая и кроме холода, голода и страха ничего не запомнила о том времени. По рассказам знаю, что семья укрылась в лесу, в партизанском отряде. Родители погибли, и в 1945 году меня определили в детский дом. Помню новогоднюю ёлку, игрушки для которой мы делали сами. Было весело, все были сыты, а на земле наступил мир, – делится Прасковья Степановна и сетует, что холод, пережитый в детстве, сейчас даёт о себе знать. Ветеран болеет, но радуется тому, что вот уже 75 лет мы ждём Нового года без войны.

Супруги АРХИПОВЫ — Тофиля Вицентовна и Алексей Дмитриевич:

– В войну мы жили на Украине, на оккупированной немцами территории. Нашу семью, как и многих других, угнали в Германию. На одной из остановок мама отстала от поезда, а старшую сестру, ей было 13 лет, отправили в другой лагерь. Мы прошли лагеря Германии, Франции, Чехословакии. В одном из них, в лагере «Шверн» дети содержались отдельно от взрослых. Семью разделили, но чудом мы остались живы, нашли друг друга и после войны вернулись на родину. Все дома в деревне сгорели, и жить пришлось в землянке. Мы снова испытывали голод и холод, но зато были дома, и никто из нас не роптал, – вспоминает Тофиля Вицентовна.

Та же участь постигла и семью Алексея Дмитриевича.

– Моего старшего брата немцы расстреляли за пособничество партизанам. Похоронить сына родителям не разрешили, и семью угнали в концлагерь в Польшу. На чужбине праздники не отмечали. Всё время жили под страхом смерти и пыток. У детей забирали кровь для солдат немецкой армии. Каждый думал только о том, чтобы выжить и вернуться на Родину.

Мечты сбываются! Мы победили, остались в живых и вернулись домой! – вспоминает ветеран.

Сейчас у Архиповых большая дружная семья, которая собирается вместе не только по праздникам. А Новый год обязательно будут встречать все вместе в родительском доме.

Раиса Алексеевна ГРАДУЛЕНКО (1937 года рождения):

– Войну наша семья встретила в Орле. Папа погиб в 1941 году. Во время оккупации немцы выгнали нас из дома, пришлось скитаться по соседям, прятаться в подвале. Но когда немцев погнали наши и им пришлось отступать, нас обнаружили и в качестве живого щита погнали с отступающими немцами. Дошли до Орши, а там нас погрузили в вагоны и через Польшу повезли в Германию, в лагерь «Эрфурт». Как скот, маму с двумя детьми выставили на продажу. Взял к себе в работники фермер, и мы трудились на него как каторжные. После освобождения, в 1945 году, вернулись в Латвию, а оттуда в родной Орёл. Военное прошлое не забудется никогда, – делится Раиса Алексеевна.

Сёстры ЕГОРОВЫ — Марья Власовна ОВЧИННИКОВА и Валентина Власовна АНДРЕЕВА:

– Когда мы с сестрой были маленькие, мы не знали, что такое Новый год, мы не знали радости, ведь мы родом не из детства, из войны. В нас до сих пор сидит страх, и мы не можем без слёз смотреть фильмы о войне. В 1942 году немцы организовали отправку населения с захваченной ими территории, а это целый округ – более ста деревень, в Германию как рабочую силу. У нас забрали всё имущество, затолкали в товарные вагоны так плотно, что ехать пришлось стоя. До Латвии добирались долго, недели две­три, пропуская другие поезда с солдатами, оружием и боеприпасами. За это время люди в вагонах умирали от голода, тесноты и болезней. Всех оставшихся в живых в Латвии разместили в лесу во временных лагерях прямо под открытым небом за колючей проволокой. Охраняли их фашисты с овчарками и автоматами. Всех привезённых зарегистрировали, у молодых брали кровь. Многие из них после этого в лагерь не вернулись. Нас определили в лагерь «Саласпилс» под Ригой, и мы бы, наверное, все погибли, если бы Бог не помог. Всю семью из 9 человек забрали на хутор батрачить. Там мы и прожили до ноября 1944 года, а затем вернулись на Родину, – рассказывает Мария Власовна.

Юлия Николаевна КУЛИКОВА (1923 года рождения):

– Когда немцы оккупировали Украину в 1942 году, я жила в Мариуполе, окончила 10 класс и знала немецкий язык. Совершеннолетнюю молодёжь угоняли в Германию, распределяли по заводам и фабрикам. Я делала детали к самолётам, а моя мама работала у хозяев. Всех евреев забирали и расстреливали, за их защиту сажали в гестапо. И я месяц отсидела, а потом мамина хозяйка спасла меня, попросив в работницы, так я осталась жива. После освобождения мы жили в Германии на территории, занятой советскими войсками. Там я вышла замуж и работала переводчицей. На Родину, в Сертолово, вернулась только в 1950 году. У меня хорошая дочь. Я живу и радуюсь жизни, – рассказала Юлия Николаевна.

Таисия Александровна КОСТИНА (1939 года рождения):

– В войну жили в Ленин­градской области, колхоз «Торсово». Когда началась война, жителей отправили в Финляндию в качестве рабочей силы. Мама трудилась на фабрике, а дети ждали её возвращения у ворот барака, в котором жили и терпели холод и голод. Потом мама с двумя детьми вернулась на Родину и проходила проверку, как все угнанные на чужбину. А папа погиб в Эстонии.

Николай Яковлевич МАТВЕЕВ (1932 года рождения):

– Когда немцы оккупировали и Островский район Псковской области, всё население из домов выгнали на улицу. Деревенские жители ушли в лес и спрятались там от немцев, но зимой они нас выследили. Молодёжь погнали рыть окопы, а потом всех отвезли на станцию, погрузили в вагоны и повезли, как оказалось, в Германию, в лагерь «Дахау». Детей содержали отдельно от родителей в холодном сарае напротив крематория. Кормили баландой из овощей. Затем перевезли в семейный лагерь «Мюнхен». В 45-­м нас освободили американцы, а потом бывших узников откармливали солдаты: русские, англичане, чехи… все. В ноябре 1945 года отправили в Россию. К счастью, дом в деревне сохранился и нам было где жить, но голод был страшный, а в семье семь человек. В 46­м мама умерла, с отцом­инвалидом остались пятеро детей мал мала меньше. В те суровые годы узниками владели только страх и чувство голода. Радостей и праздников в жизни не было, как и не было ощущения времени: никто не знал, какой сегодня день, месяц или год, даже смена времён года проходила незаметно. Те, кто выжил в войну, в наше время чувствуют себя счастливыми и радуются мирной жизни.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

8