Меню
16+

«Петербургский рубеж». Информационно-аналитическая газета

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 40  от 15.10.2020 г.

ОТЕЦ ЕВГЕНИЙ: «ЦЕРКОВЬ И ЕСТЬ ДУХОВНАЯ ВРАЧЕБНИЦА»

Автор: Яна КУЗНЕЦОВА

ЗНАКОМИМ С НОВЫМ БАТЮШКОЙ СЕРТОЛОВСКОГО ХРАМА

о.Евгений Валяшкин, Владыка Игнатий Пунин и патриарх Алексий II

26 августа 2020 года Указом епископа Выборгского и Приозерского Игнатия протоиерей Евгений Валяшкин назначен на должность настоятеля прихода преподобного Сергия Радонежского города Сертолово. В этом выпуске рады познакомить читателей с новым батюшкой.

РОДИТЕЛИ ПРОТИВ НЕ БЫЛИ

Евгений Юрьевич осознанно переступил церковный порог в совсем ещё юном возрасте.

Родился будущий настоятель в городе Советске Калининградской области, в семье служащих. Его родителей верующими в церковном понимании этого слова вряд ли можно было назвать, но именно они привили сыну первые нравственные понятия, которые в принципе не расходились с учением Спасителя. Большую роль в становлении будущего священника сыграл тот факт, что бабушка по линии матери, ещё когда он был младенцем, настояла на его крещении в православную веру.

В начале 1970-х годов в Калининградской области не было ни одного действующего храма, и, чтобы совершать Таинства, православным верующим приходилось ездить в Прибалтику. Советчанам в этом смысле было легче: на другой стороне Немана, в литовском Таураге, был действующий храм во имя святых виленских мучеников Антония, Иоанна и Евстафия. Здесь маленького Женю и крестили. Там же в шестилетнем возрасте он впервые исповедовался и причастился Святых Христовых Таин.

Но осознанно в церковь он пришёл в 1988 году, когда в Советске уже был открыт Троицкий храм. Один его знакомый, который был на год старше, очень увлекался историей и был достаточно сведущ в вопросах веры. Однажды он пригласил на службу и своего 16-летнего товарища. Родители желанию юноши посещать храм не противодействовали: не будучи людьми церковными, они тем не менее понимали, что Церковь плохому не научит.

Тогда основной контингент православных верующих составляли «белые платочки» – бабушки, женщины преклонного возраста. И, конечно, регулярно приходящих в храм двух молодых людей там заметили сразу.

А вскоре первому настоятелю Троицкого храма отцу Петру Бербеничуку, к сожалению, ныне покойному, понадобилось наладить трансляцию, чтобы службу в храме через динамики можно было услышать и на улице, так как небольшое помещение подвала церкви, где проходили богослужения, уже не могло вместить всех желающих.

Ученик 9-го класса Евгений Валяшкин хорошо разбирался в радиотехнике и сразу вызвался помочь батюшке.

Отец Пётр принял на себя духовное руководство молодыми людьми, увидел их искреннее стремление узнать больше о вере своего народа. Он часто приглашал в гости к себе домой. За чаепитием и беседами на различные религиозные темы незаметно проходило время.

НЕПРОСТЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

Вскоре Евгений стал пономарём Троицкого храма. На Пасху 1989 года уговорил одноклассников прийти в храм и даже пройти по городу молодёжным крестным ходом – впервые в зарождавшейся православной истории Советска. После этого некоторые его товарищи по школе приняли Таинство Крещения.

Это не осталось незамеченным. Поскольку Евгений был комсомольцем (в члены ВЛКСМ тогда принимали почти всех учащихся 7–8 классов), то в школе решили сразу «принять меры».

– Хотя уже шёл 1989 год, началась Перестройка, но старые методы атеистического «воспитания» ещё были в силе, – вспоминает отец Евгений. – В десятом классе за то, что я посещал храм, был подвергнут жёсткой критике со стороны руководства школы, где учился. Тут же провели комсомольское собрание. Директор потребовала, чтобы я перестал ходить в храм. Я проявил твёрдость, поэтому быстро нашли формальный повод, чтобы исключить меня из комсомола. Весь абсурд ситуации заключался в том, что в стране с высоких трибун заявляли одно, в газетах можно было прочитать очень смелые по тем временам статьи, а на местах всё оставалось по-прежнему. Я особо не переживал по поводу исключения, правда, дело осложнялось тем, что мама работала учительницей в этой же школе и была вынуждена уйти с работы.

Сейчас никого не удивишь тем, что искренне верующий молодой человек берёт благословение у духовника, настоятеля храма и почти сразу после окончания школы поступает в семинарию или в православный институт. В советское время это было крайне необычно даже для тех, кто всей душой проникался верой. Много было сомнений и раздумий, прежде чем совершить столь ответственный шаг, полностью меняющий весь уклад жизни. И юный Евгений Валяшкин не сразу решился на это. Да и отец Пётр посоветовал сначала получить светскую специальность.

После окончания школы Евгений поступил в Калининградское музыкальное училище имени Сергея Рахманинова на духовое отделение по классу кларнета. Хотя Евгений с детства очень любил музыку и немало времени потратил, изучая нотные партитуры, вскоре понял: это не его жизненная стезя.

В СЕМИНАРИЮ – НА ПЕРЕЛОМЕ ЭПОХ

Постепенно вызрело желание полностью посвятить себя церковному служению. Проучившись год, решил уйти из училища и попытаться поступить в Смоленскую духовную семинарию.

На этот раз отец Пётр не стал возражать. Из Советска его перевели настоятелем в калининградский Крестовоздвиженский собор, и он каждый день мог видеть своего подопечного. Приехав в областной центр на учёбу, Евгений стал пономарём собора и даже некоторое время жил дома у отца Петра.

Вскоре собор закрылся на реставрацию, поскольку невозможно было проводить службы, а после них вести ремонтные работы. Евгений перешёл в Покровский храм, а спустя месяц отец Пётр благословил молодого послушника на поступление в семинарию.

Это было летом 1991 года, когда страна находилась на перепутье, везде шумели митинги, а во время путча ГКЧП многие гадали, не возвратятся ли завтра времена гонений на Церковь.

Даже директор школы, хотя Евгений уже год, как её закончил, узнав, что юноша серьёзно собирается поступать в семинарию и уже подал все документы, пришла к ним домой, чтобы с учётом изменившейся ситуации в стране попытаться отговорить его от рискованного, по её мнению, шага.

– Представьте, мне приходит вызов на экзамены, а в это время в Москве происходит так называемый путч. Но Господь всё управил, и я успешно поступил в семинарию, – вспоминает батюшка. – Утренние и вечерние молитвы я знал наизусть, на церковнославянском языке читал уже довольно хорошо. С изложением тоже проблем не возникло. Но окончательное решение по зачислению в семинарию по итогам собеседования принимал лично митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. Я успешно выдержал и это испытание. Эта встреча и все другие встречи за время учёбы с создателем семинарии митрополитом Кириллом, ныне Святейшим Патриархом Московским и всея Руси, оставили самое яркое впечатление в моем сердце. Он всегда был и остаётся для меня и для всех семинаристов образцом пастыря и христианина, его жертвенному служению Церкви я посильно стараюсь подражать.

Атмосфера во время учёбы была доброжелательная, можно сказать, почти семейная. Молодой семинарист был замечен, начал получать ответственные послушания, связанные с хозяйственной деятельностью.

На переломе эпох время было тяжёлым. Подчас не хватало даже продуктов, чтобы обеспечить нормальное питание семинаристов. Поэтому приходилось договариваться с существовавшими тогда ещё колхозами, которые расплачивались продуктами за концерты духовной музыки.

Несмотря на трудности, ректор семинарии протоиерей Виктор Савик старался приглашать известных людей. Например, историка религии из Канады Д.В. Поспеловский, русского философа и общественного деятеля, сотрудника Народно-Трудового Союза Р.Н. Редлих, главу издательства «ИМКА-пресс» и «Русский путь», выпускника Сорбонны Н.А. Струве, издававшего произведения Александра Солженицына, когда он ещё был запрещён в Советском Союзе. Приезжала с концертами Жанна Бичевская. В общем, несмотря ни на что, делалось всё, чтобы поддерживать высокий духовный и культурный уровень семинарии. За четыре года учёбы семинаристы почерпнули для себя немало полезного помимо основной программы обучения.

ТРУДОВОЙ ПУТЬ

Завершив полный курс обучения в семинарии, Евгений Валяшкин в 1996 году был рукоположен в диакона. Это, кстати, была первая диаконская хиротония, проведённая ещё в деревянном храме Христа Спасителя. По благословлению митрополита Кирилла работал в епархиальных управлениях Смоленска и Калининграда, а затем несколько лет в Отделе внешних церковных связей Московского Патриархата.

Первый опыт международных контактов на межконфессиональном уровне был получен ещё во время учёбы в семинарии. После первого года обучения, в 1992 году, побывал в Германии. Поехал туда с Игорем Пуниным, сейчас он наш Владыка Игнатий.

Это была молодёжная конференция в Потсдаме. Чрезвычайно полезный опыт общения с людьми разных вероисповеданий потом очень пригодился. Евгений вспоминает, как интересно было общаться с нашими бывшими соотечественниками – эмигрантами «первой волны», вынужденными бежать из России от большевистского террора. Но особенно подружились семинаристы с сербами – нашими православными братьями. Против Югославии тогда уже были введены жёсткие экономические и политические санкции.

С декабря 1998 по 2003 год отец Евгений выполнял послушание на ответственной должности секретаря митрополита Кирилла, тогда возглавлявшего Отдел внешних связей церковных сношений. Особенно яркие впечатления остались от поездки в 1999 году в Югославию в составе делегации Русской Православной Церкви, которую возглавлял ныне покойный Патриарх Алексий II.

– Мы все увидели последствия варварских натовских бомбардировок, многочисленные разрушения в Белграде и других местах, – вспоминает отец Евгений. – Но особенно нас поразил несгибаемый дух братского сербского народа: не было никакого хаоса, никакой паники. Очень запомнилось богослужение в огромном недостроенном соборе святого Саввы, посещение госпиталя в Косово.

Но, безусловно, самой запоминающейся для молодого священнослужителя стала поездка в Иерусалим на празднование 2000-летия Рождества Христова. В это время кроме патриархов Вселенских Православных Церквей и руководителей других христианских конфессий там было множество глав государств, в том числе и президент России Борис Ельцин.

В этих поездках, находясь в тесном общении с митрополитом Кириллом, отец Евгений всегда поражался его работоспособности, умению находить оптимальные решения в любых ситуациях, при этом ни на йоту не отходя от канонов Церкви.

РЕЗКИЙ ПОВОРОТ

Но всё это время молодого священника не покидала мысль вернуться в Калининград: тянуло домой, хотелось самостоятельного служения на приходе. И вот настал этот долгожданный день: в апреле 2003 года он получил на руки указ митрополита Кирилла о назначении настоятелем строящегося храма на Северной Горе в Калининграде. Владыка Кирилл, как это было уже не раз, вновь разглядел именно того, кто способен довершить до конца начатое дело.

– Сразу после назначения, когда я приехал и увидел, что происходит на стройке, а вернее, что ничего не происходит, я, честно говоря, пал духом и не знал, за что хвататься первым делом, – говорит батюшка. – Вокруг заброшенной стройплощадки даже не было забора, кругом грязь, мусор. Я был в полном отчаянии. Первое, что сделал в этой ситуации, – приехал домой и стал читать житие преподобного Герасима Болдинского и молиться. И отчаяние стало куда-то уходить. В тот момент я понял, что это и есть Промысел Божий. Сразу же созрело решение на месте стройки создать хоть какие-то условия для богослужения. По благословению владыки Кирилла и на его личные средства купили строительный вагончик, где и началась богослужебная жизнь прихода.

Особое внимание мы обращали на то, чтобы не оттолкнуть людей, приходящих в храм впервые. Всегда в таких случаях нужно проявлять особый такт и вежливость. Иногда даже замечания приходилось делать «усердным не по разуму», стремящимся осудить брата своего за «неподобающую» одежду или причёску, за «не той рукой» переданную свечку, ибо в такой момент неосторожное слово может навсегда отвратить от храма мятущуюся душу. И кто даст ответ на Страшном Суде, если такое случится? Сам ли неофит, которому не помогли вовремя, или тот подобный фарисею «христианин», который внешнее поставил выше духовного, формальность – выше любви Христовой?

В Сертоловском храме, в ларце, рядом с мощами Великой княгини Елизаветы и инокини Варвары находится частица мощей преподобного Герасима Болдинского. Святой небесный благодетель отца Евгения помогал ему 17 лет служения в городе Калининграде, не покидает его и сегодня, промыслительно ведёт туда, где он необходим.

– 8 октября прошёл Престольный праздник нашего прихода. Прибыли высокопоставленные гости и представители администрации Сертолово. Познакомились. Общение было полезным. Есть надежда на взаимопонимание и сотрудничество. Быть может, совместными усилиями у нас получится построить большой каменный храм, а может быть, и не один, так как город увеличивается со сказочной скоростью. В нынешнее непростое время пандемии особенно необходима забота о здравии души и тела, а Церковь и есть духовная врачебница, – заключает отец Евгений.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

35