Меню
16+

«Петербургский рубеж». Информационно-аналитическая газета

30.05.2019 16:40 Четверг
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 21 от 30.05.2019 г.

В СТРОЮ — СВЯЩЕННИКИ

Отец Анатолий Щербатюк о военном духовенстве в России

Решение о создании в Российской армии и на флоте института военного духовенства было принято 21 июля 2009 года. Так в Вооружённых силах России появилась штатная должность военного священника – это помощник командира соединения по работе с верующими военнослужащими. Первым в 2011 году им стал протоиерей Анатолий Щербатюк, настоятель гарнизонного храма Рождества Пресвятой Богородицы на Чёрной Речке и храма преподобного Сергия Радонежского в Окружном учебном центре Сертолово­2. Офицер в отставке, отец Анатолий окормляет воинов Сертоловского военного гарнизона. Он хорошо знаком с особенностями военной службы солдат, офицеров и членов их семей, знает их житейские проблемы не понаслышке, так как сам пережил их и много видел радостей и бед. В преддверии памятной даты, 22 июня, особенной для отца Анатолия, батюшка рассказал «Петербургскому рубежу» о военном духовенстве в России.

- Ещё в 1914 году в русской армии служило около 5000 полковых и корабельных священников, плюс несколько сотен капелланов, а в национальных соединениях, например, в так называемой «Дикой дивизии», укомплектованной выходцами с Кавказа (Чечня, Дагестан, Ингушетия, Кабарда, Балкария) служили и муллы. Нынешний штат «бойцов в рясах» в российской армии значительно меньше, но они уверенно заняли свою нишу в армейском строю.

В дореволюционной России деятельность священников закреплялась особым правовым статусом. Формально священнослужители не имели воинских званий, но фактически в военной среде дьякон приравнивался к поручику, священник — к капитану, настоятель военного собора и дивизионный благочинный — к подполковнику, полевой обер­священник армий и флотов и обер­священник Главного штаба, гвардейского и гренадерского корпусов — к генерал­майору, а протопресвитер военного и морского духовенства (высшая церковная должность для армии и флота, учреждённая в 1890 году) — к генерал­лейтенанту.

Церковная «табель о рангах» влияла и на денежное довольствие, выплачиваемое из казны военного ведомства, и на прочие привилегии. Например, каждому корабельному священнику полагалась отдельная каюта и шлюпка, он имел право приставать к кораблю с правого борта, что кроме него разрешалось лишь флагманам, командирам кораблей и офицерам, имевшим георгиевские награды. Матросы были обязаны отдавать ему честь.

В Российской армии православные священники возобновили свою деятельность практически сразу после распада Советского Союза. Впрочем, происходило это на добровольной основе, и деятельность их сильно зависела от воли конкретного командира части — где­то священников и на порог не пускали, а где­то широко распахивали двери и даже старшие офицеры вытягивались в струнку перед духовными лицами.

Первое официальное соглашение о сотрудничестве между церковью и армией было подписано в 1994 году. Тогда же появился и Координационный комитет по взаимодействию между Вооружёнными силами и РПЦ. В феврале 2006 года патриарх Алексий II дал благословение на подготовку военных священников «для духовного окормления Российской армии». Вскоре эту идею одобрил и президент России Владимир Путин.

Официально, по штатному расписанию, их должность называется «помощник командира по работе с верующими военнослужащими». Ранг высокий: один военный священник окормляет крупное соединение — дивизию, бригаду, военный вуз — это несколько тысяч человек. Несмотря на то что сами они военнослужащими не являются, погоны не носят, а в силу духовного сана им вообще запрещено брать в руки оружие, военные священники каждые три года проходят курс повышения воинской квалификации.

Армейский священник — лицо хоть и духовное, но должен обладать и определёнными военными знаниями. Например, иметь представление о видах и родах войск, разбираться, чем отличается ВДВ от ВМФ и РВСН от ВКС. По личному желанию может пройти и стрелковую подготовку — в Писании записано «не убий», но стрелять по мишеням на полигоне можно. Впрочем, батюшек больше интересует работа с верующими военнослужащими на полевых пунктах. В ВДВ даже сконструировали десантируемый вариант храма: с неба на землю — к алтарю. Естественно, что только после выполнения боевых задач. Есть в Российской армии и постоянно действующий походный храм — в Абхазии, на территории 7­й российской военной базы в городе Гудаута. Построены часовни и в Арктике, где дислоцируются российские войска. Всего их будет в этом регионе четыре — на островах Котельный, Врангеля, Земле Франца­Иосифа и на мысе Шмидта.

Официальных обращений не существует. За глаза зачастую священника в армии называют попом. Сами батюшки с долей юмора расшифровывают эту «аббревиатуру», как «пастырь овец православных». А вот воинскую честь точно отдавать не требуется: чин­то у них не воинский, а духовный. Чаще всего к священнику в армии, как и в мирской жизни, обращаются – батюшка.

Сейчас военных священников в армии более 150. Их состав пропорционален соотношению верующих военнослужащих. Православные составляют 88%, ­- рассказал отец Анатолий.

Поздравляем!

22 июня этого года исполняется 8 лет, как отец Анатолий был благословлён митрополитом Санкт­Петербургским и Ладожским Владимиром на служение в Вооружённых силах РФ. Дата особенная и ко многому обязывает. Забот у батюшки много: осуществление регулярных богослужений в храмах гарнизона, участие в приёме молодого пополнения, сопровождение и участие в учениях с выездом на полигоны и оборудованием полевого храма для богослужений, сопровождение торжественных и траурных мероприятий, посещение и помощь воинам, находящимся на лечении в госпиталях и лазаретах, и многое другое.

Поздравляем отца Анатолия с этой датой!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

13