Меню
16+

«Петербургский рубеж». Информационно-аналитическая газета

24.04.2019 17:02 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 15 от 18.04.2019 г.

УЗНИЦА САЛАСПИЛСА

О героях былых времён

Сертоловчанка Валентина Власовна Андреева — одна из тех, кто прошёл через ад концлагеря Саласпилса. Вот её рассказ-воспоминание о событиях 1943–1944 годов.

- Наверное, в конце 80-х, а может в 90-е мы с мужем поехали по путёвке в Ригу и отправились на экскурсию в Саласпилс. Мне хотелось увидеть это место, хотя воспоминания, связанные с ним, были очень тяжёлыми и страшными.

Экскурсовод-латышка, хорошо говорившая по-русски, предупредила, что ничего класть к обелиску, установленному на территории бывшего концлагеря, нельзя и плакать тоже нельзя. Она рассказывала о зверствах фашистов по отношению к узникам и детям, у которых брали кровь для немецких солдат.

Вглубь территории нас тоже не пустили, мы были практически у ограды лагеря. А я вспоминала, как мы детьми стояли у этой колючей проволоки. Не присесть, не прилечь было невозможно, мы всё время стояли. Вокруг ходили немцы с собаками и автоматами и следили, чтобы никто не убегал.

Не знаю, чем мы питались и как выжили с сестрёнкой. Нас держали отдельно от взрослых и иногда они приходили и что-то приносили с собой.

Рядом с нами были другие дети, их уводили, чтобы взять у них кровь. Многие не возвращались. Меня тоже два раза водили. Не могу сказать, сколько крови у меня забирали. Я, деревенская девчонка, впервые видела, как берут кровь и собирают её в стеклянную колбу. И оба раза после этого я возвращалась живая.

В войну, до того, как нас забрали в лагерь, жили на оккупированной немцами территории на Псковщине, в доме моего деда, куда перебрались из своего крошечного домика в соседней деревне. Семья была большая: два мальчика-подростка, мы с младшей сестрой и братиком, мама, бабушка и старенький дедушка, мой прадед.

Когда наши войска начали наступать, немцы побежали и забрали всех жителей деревни, привезли на станцию и погрузили в товарные вагоны, но тут налетели наши самолёты и разбомбили состав. Видимо, не знали, что стреляют по своим. От состава осталось всего два первых вагона, и в них нас повезли в Латвию. И там мы пережили ад, который отзывается болью в сердце до сих пор…

Из лагеря мы попали к латышу, как рабочая сила, но маленьким дед работать запретил, а остальные трудились в большом крестьянском хозяйстве.

Когда советские войска стали наступать, немцы заняли оборону, и нашим долго не удавалось их выбить из деревни. Она несколько раз переходила из рук в руки. Потом зашли наши разведчики и предупредили, чтобы мы убегали, сейчас начнётся жестокий бой.

И мы побежали через поле, по краю, а мимо нас в обе стороны со свистом пролетали большие огненные снаряды. Было очень страшно. Быстро бежать не могли, с нами был старенький дедушка, но мы все спаслись и прибежали на уже освобождённый хутор, где собралась не одна наша семья.

Потом мама и дед хлопотали, чтобы нас отправили на родину, и когда мы, наконец, добрались до родного дома и затопили печь, мой прадед забрался на неё и тут же умер, а было ему около ста лет.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

23