Меню
16+

«Петербургский рубеж». Информационно-аналитическая газета

11.04.2019 11:28 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 14 от 11.04.2019 г.

СТОЙКОСТЬ И ВЫНОСЛИВОСТЬ

11 апреля ежегодно во всём мире отмечается Международный день освобождения узников нацистских концлагерей

Среди тех, кто прошёл через ад и ужас фашистских застенков, почти не осталось живых. Те, кто сегодня имеет статус «Бывший узник фашизма» — это в основном те, кто в годы войны был насильственно перемещён в Прибалтику или Германию, работал у немецких хозяев. Надежда Ивановна Тетерина — одна из таких малолетних узников, она делится своими воспоминаниями о тех событиях.

- Война застала нас в родной деревне Андрианово. Домик, в котором жила наша большая многодетная семья, стоял на берегу реки Тосно.

В сентябре немцы заняли нашу деревню и разместились по домам. А накануне все мужчины вырыли нам убежище, а сами ушли в лес.

Мы видели, как немцы ехали по дороге на мотоциклах, и успели спрятаться. Сидели до ночи и слышали, как они напились и пели песни. Утром кричали нам: «Русь, выходи! Партизаны есть?». Мы с сёстрами и мамой вышли с поднятыми руками, все маленькие, худенькие, дрожа от страха. Немцы обстреляли «бункер», в котором мы прятались, и вернулись в дом.

Ютились мы на кухне и на печке, а в комнате жили солдаты. Офицеры заняли соседний дом, он был побогаче. Помню, за провинность офицеры наказывали своих солдат, заставляя их во дворе лечь-встать. К нам, девчонкам, солдаты относились хорошо, не обижали. После обеда оставляли нам кое-что в котелках и просили их помыть. Жили нищенски, нечего было одеть-обуть, и гулять ходили по очереди.

Так прожили до осени 43-го, а потом всех жителей согнали и повезли на машинах, лошадях сначала в Тосно, а потом погрузили в «теплушки» и повезли без воды, без еды. Мы уже готовились к смерти.

Нас привезли в город Шяуляй, это в Литве, и выстроили на большой площади. Местные жители стали выбирать себе работников, а нас никто не брал, слишком «дохлые» девчонки были. Стояли долго, шёл дождь, мы замёрзли и уже темнело, когда приехал бургомистр местечка Лигумай. У него был маленький ребёнок и он хотел найти ему няньку. Моя сестра Маша, которая была старше меня на три года, ему понравилась, и, пожалев нас, бургомистр взял всех к себе.

Уже ночью нас привезли в деревенскую школу. От усталости и пережитого мы просто валились с ног и прямо на полу, вповалку, мы и переночевали. Наутро нас распределили на работу. Маму, меня с сёстрами — на один хутор, Машу — к бургомистру на другой. Она готовила обеды хозяйской семье и занималась ребёнком.

А меня послали пасти коров. Одели в шубу, дали лапти и собаку. Ох, и наплакалась я с этими коровами.

Мама c сёстрами работали на скотном дворе. Чистили хлев, доили коров, ухаживали за скотиной. Хозяйство у бургомистра большое было. И с Машей нам разрешали встречаться, и кормили хорошо, не обижали.

К концу войны Литву освободили, и мы вернулись в родную деревню. Она уцелела, немцы не успели её уничтожить: слишком быстро наступали советские войска.

Из семерых детей нашей семьи в войну погиб только старший брат Василий. Он служил в Сталинской дивизии и погиб в боях за Синявинские высоты. Ещё один брат и старшая сестра всю войну прожили в блокадном Ленинграде и тоже остались в живых.

В прошлом году Надежда Ивановна Тетерина отметила свой 90-й день рождения и благодаря своей стойкости и выносливости сохраняет бодрость, активность и здоровье.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

11