Меню
16+

«Петербургский рубеж». Информационно-аналитическая газета

11.04.2019 10:41 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 14 от 11.04.2019 г.

«НАШЕ ПОКОЛЕНИЕ ПЕРЕЖИЛО ОЧЕНЬ ТРУДНЫЕ ВРЕМЕНА»

О них современная молодёжь не знает и жалуется, как тяжело ей сейчас…

9 апреля Вера Кирилловна Сарычева отметила свой 90-й день рождения. С юбилеем её поздравила заместитель председателя Чернореченского совета ветеранов Людмила Махарадзе и вручила цветы, подарок и поздравления от совета депутатов, главы МО Сертолово Сергея Коломыцева и главы администрации Юрия Ходько.

Рассказ о трудной, интересной и насыщенной событиями жизни не мог уместиться в одну короткую встречу, а потому Вера Кирилловна лишь коротко поделилась своей историей, временами замолкая, чтобы справиться с волнением, которое испытывала, вспоминая самые горькие и сложные периоды своей жизни.

- Родилась я на Украине, в Запорожской области, мама умерла рано, и папа, у которого было три дочери, снова женился. Мачеха была совсем молодой, всего на 10 лет старше меня, и очень не любила нас со старшей сестрой.

Началась война, немцы бомбили, и город Запорожье горел, зарево было видно издалека. Предположительно через 3-4 дня сюда придут немцы, — предупредили нашего папу, а он был военным человеком, коммунистом, нужно было срочно уезжать с семьёй.

Нам дали телегу, в которую погрузили четверых детей вместе с вещами, мешком сухарей и чайником. Куда везли, не знаю, помню, что по дороге нас обстреливал с воздуха немецкий самолёт. Он летел так низко, что мы видели улыбающееся лицо пилота, а пулемётчик расстреливал беженцев. Кто-то падал, пытаясь спрятаться, кто-то умирал стоя и потом валился замертво. Страшные воспоминания.

Привезли нас на берег реки Медведица, приток Волги, и паромом переправили на другой берег в станицу Ольгинскую, там жили казаки, которые ждали прихода немцев. До сих пор помню этого казака Березина, в доме которого мы жили. Он называл нас паразитами, показывал на сухую грушу во дворе и говорил, что все мы будем висеть на ней. Но приехал наш папа и пригрозил ему, что если хоть один волос упадёт с голов дочек и жены, он его не просто расстреляет, казнит.

Мы все работали, собирали и сушили щавель, складывали листья табака. Всё это для Красной армии. Немцы уже бомбили Сталинград, и мы снова отправились в путь в вагонах-телятниках, с клопами и вшами. Ехали очень долго, вперёд пропускали литерные поезда с военной техникой и солдатами, а нас загоняли в тупики, где мы долго стояли, ожидая отправления. Правда, кормили пшённой кашей.

Раз мачеха дала мне в руки чайник и отправила на станцию за кипятком. Пока я бегала, слышу, паровоз подал сигнал и поезд пошёл. Бегу, бросаю чайник и успеваю заскочить в последний вагон, меня втаскивают, а у меня от бега и страха сердце колотится. Когда я добралась до своего вагона, мне обрадовалась только старшая сестра. Наверное, мачеха была бы рада избавиться от лишнего рта.

Привезли нас в Киргизию. В большом селе поселили в доме с плоской крышей и земляным полом, а потом отправили на работу. На огромном, кровавом от маков поле мы собирали опиум, обезболивающее средство для раненых.

Так что я настоящая труженица тыла, но никаких документов, подтверждающих этот статус, у меня нет.

Папа присылал нам посылки с чаем, и он служил нам средством для обмена на другие товары у киргизов, которые очень любили этот напиток.

Папа прошёл всю войну. Дошел до Берлина, воевал с Японией и вернулся за семьёй в 1947 году. Но нас со старшей не забрал, мы с ней учились, я в медицинском училище, она — в педагогическом.

Потом я вышла замуж и вместе с мужем работала в Китае, занималась общественной работой, имею медаль от китайских товарищей, с которыми мы были очень дружны. Потом перевелись в Ленинградский военный округ и поселились на Чёрной Речке. Я была членом женсовета и занималась с офицерскими жёнами и детьми самодеятельностью и спортом, организовывала соревнования по стрельбе, по лыжам, и жили мы очень интересно и дружно.

Была членом областного комитета профсоюзов, проводила инспекторские проверки на заводах, имею Знак почёта.

Вспоминаю, сколько трудностей пришлось пережить нашему поколению в жизни и хочу сказать, что нынешняя молодёжь, ничего об этом не знает, а жалуется, как тяжело жить в современном мире.

У Веры Кирилловны один сын и две внучки и теперь она очень сожалеет о том, что родила всего одного ребенка, нужно было минимум троих детей иметь, чтобы сейчас в старости было бы на кого опереться.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

21